Мрак

Мрак

Для скачивания материала заполните поле ниже и нажмите скачать.

Сколько будет 3 - 1?

Год: 2016
Автор: Александр Грин
Издательство: Litres
Описание: Как сказал, я стоял, будучи верхом, на краю пропасти, смотря в нее с тем недоумением, с каким утративший что-либо человек беззащитно уставляется взором на всякую вещь, желая сосредоточиться для понуждения памяти. Конь неспокойно переступал с ноги на ногу, прядал ушами и все время находился в состоянии сдавленного уздой кипения, его ноздри обширно раздувались, и вот он оглушительно, ошеломляюще заржал, высоко вскинув очаровательную черную голову. Я спускаю подробности борьбы с собой в эти ужасные месяцы, — скажу лишь, что надобность убить стала непобедимой, я должен был истребить человеческое существо либо всю жизнь ужасаться этим напористым, маниакальным стремлением. Он любил охоту, я тоже (по страшным причинам, теснее рассказанным), и мы в теплый осенний день отправились двое в горные леса Лилианы, моей родины. Я знал сейчас, что никогда не мог стать убийцей, я, джентльмен с головы до ног, сливки цивилизации, человек с лицом мыслителя и повадками сноба. Тут он сделал некоторый необычайно жизненный, классический для него жест: слегка стукнул ногой о ногу, как бы шаркнув. Теряясь в предположениях, в беспокойстве о пропавшем приятеле, я объездил несколько верст в окружности и не подметил даже следов копыт. Привязав лошадей к кустам, мы нарубили сколько могли терновника и зажгли костер. Я помню, что мы закусывали, говорили о городских событиях и уснули, помню также, что перед тем, как уснуть, я необычным образом перестал думать об убийстве и, изумляясь этому, отложил дело. Как невозможно больше был сделан он для убийства либо иного черного дела. Я никогда не находил удовольствия в так называемых ясных явлениях, отчасти по скучнейшей их одинаковости, законченности и шаблонности, отчасти по причинам необъяснимого происхождения, лежавшим, нужно предполагать, в основе моей души со дня рождения. Я спрашивал себя: не воздействие ли некиих неизвестных сил, что мы остановились на ночлег именно в такой местности. Определить, объяснить, как, с какого именно времени возникло, подросло и окрепло во мне желание совершить убийство — я не мог бы, даже думая годами. Плохая репутация мельниц, лесных постоялых дворов и каменоломен, быть может, складывалась под влиянием атмосферы, толкающей к преступлению. К закату солнца достигли мы крайне угрюмой и изумительно дикой долины, в которой я никогда не был. Правда, трагического в его жизни было лишь уйма долгов, но он так уверил себя в горестности своего существования, что разговаривал не напротив, как вздыхая и морщась. Я заглянул в пропасть: на глубине — высоте колокольни — стоял непроницаемый слой белого пара, скрывавшего бездну. Ничего не понимая, я заорал, призывая Рифта, и не получил отклика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *